Экономика

энергетика

Камбин против МВФ: Что будет с ценами на газ?

17037
Камбин против МВФ: Что будет с ценами на газ?

После принятия законопроекта об Антикоррупционном суде и решения спорных вопросов вокруг него, на авансцену в переговорах Украины с МВФ выходят тарифы на газ, которые правительство, согласно договоренностям с международным кредитором, должно было повысить еще в 2017 году.

Фонд настаивает на повышении, которое, по разным оценкам, может составлять от 30% до 60%, учитывая рост цен на международных рынках. Премьер называет такое такой шаг неоправданным. За это время украинская сторона предложила МВФ несколько вариантов изменения формулы цены на газ, которые позволили бы избежать «неподъемного» для населения повышение цены, однако договориться не удалось.

Накануне стало известно, что этот вопрос откладывается минимум еще на месяц.

Так, на последнем заседании Кабмин в очередной раз продлил действие специальных обязательств (ПСО) для НАК «Нафтогаз», обязывающих компанию поставлять газ для нужд населения по сниженной цене — 4942 грн за 1000 куб.

ПСО (Public Service Obligation) — это своеобразный договор между государством и предприятиями предоставлять услуги определенным категориям потребителей по специальным ценам. В странах Европейского союза ПСО практикуются в разных сферах — энергетике, транспорте, сфере почтовых услуг.

Однако, у последнего решения правительства одно существенное отличие — специальные обязательства продлили на короткий срок — только до 1 сентября 2018 года.

Перед этим Гройсман, выступая в Раде, предположил, что, возможно, цены все же придется повысить.

«Я не хочу повышать цены на газ, я не хочу этого делать. Это может быть только вынужденный шаг для того, чтобы не допустить экономической катастрофы и бедности для украинских граждан. Я буду просить консультаций с лидерами фракций по этому вопросу, и буду там просто показывать два, три сценария, на которые мы можем пойти», — заявил премьер.

По информации издания, до последнего момента у Гройсмана на столе лежали два варианта — продолжать ПСО до 1 октября 2018 года, или до 1 апреля 2019 года. Однако премьер выбрал третий. Означает ли это, что власть готова уступить МВФ и какими могут быть последствия тарифных решений?

Аргументы Кабмина

Цена на газ для населения состоит из нескольких компонентов (ниже на рисунке) где основной — это стоимость газа. Этот показатель, как уже отмечалось, установлен на уровне 4942 грн вышеуказанным постановлением Кабмина о специальных обязательствах «Нафтогаза».

В марте прошлого года правительство обязалось перед МВФ повышать цену на газ в зависимости от цены импорта (цены, сложившейся на немецком газовом хабе, NCG).

Однако, после получения транша от МВФ Кабмин изменил риторику и начал убеждать Фонд в необходимости изменить договоренности, чтобы избежать повышения тарифов. Эти переговоры продолжаются до сих пор.

Один из собеседников издания в правительстве описывает ход переговоров правительства и экспертов МВФ примерно так: стороны садятся за стол переговоров, обсуждают расчеты украинской стороны и возможные последствия, расходятся, и при следующей встрече все начинается с исходной точки.

Какие варианты у Кабмина?

Чиновники предусмотрели три основных сценария расчета цены природного газа для населения. Ниже приведены расчеты, исходя из данных на июнь этого года.

Hub + - цена на немецком хабе плюс расходы на транспортировку. Это самый дорогой вариант и именно его правительство пытается избежать. При наценке 2,5% с НДС (наценка ПСО-поставщика) цена на газ достигнет 10259 грн за тыс. куб м. При наценке 10% НДС она вырастет до 10 945 грн за тыс. куб.

По закону торговая надбавка (наценка) поставщика не может превышать 2,5% цены природного газа, по которой такие поставщики закупили эти объемы природного газа у «Нафтогаза». Минэнерго предлагает ограничить розничную цену продажи газа наценкой не выше 10%, чтобы потребитель из имеющегося количества поставщиков, предлагающих государственный газ, мог выбрать того, который предлагает меньшую наценку.

Hub- - цена на немецком хабе минус расходы на транспортировку. Стоимость газа для населения с минимальной наценкой и НДС в таком случае составит 7765 грн за тыс. куб м. При наценке 10% НДС она составит 8268 грн за тыс. куб м. Это самый дешевый вариант.

Hub0 — «чистая» цена на немецком хабе. Стоимость газа для населения при таком варианте достигнет 9215 грн за тыс. куб м и 9825 грн за тыс. куб м с наценкой в 10% по налогу на добавленную стоимость.

В Кабмине надеются на решение, которое предусматривает наименьший рост тарифов, то есть вариант Hub-.

Какие аргументы чиновники приводят?

Первый аргумент правительства против резкого повышения тарифов на газ — увеличится количество субсидиантов и расходов бюджета на коммунальные субсидии.

Если в 2017 году субсидии получало 60% населения или 7,2 млн человек, то в случае повышения тарифов их количество может вырасти до 64-72% — или до 7,5-8,6 млн человек. При таком сценарии расходы государственного бюджета на субсидии с запланированных 71 млрд грн вырастут до 79,2-115 млрд грн. в зависимости от варианта.

Второй аргумент — наблюдается стремительный рост задолженности населения за потребленный природный газ.

Согласно аналитической записке Минэнергоугля, с 1 июня 2016 по 1 января 2018 задолженность выросла на 410% — с 5,9 млрд. грн до 30,1 млрд. грн. Эти суммы включают долги населения и долги государственного бюджета по субсидиям перед поставщиками.

Третий пакет аргументов в ключе «сначала все-все-все, а потом — рыночная цена».

Так, правительство пытается убедить МВФ в том, что сначала нужно завершить анбандлинг «Нафтогаза» — до конца 2018 года, внедрить суточную балансировку с 1 августа 2018, уменьшить количество получателей субсидий до 25% или обеспечить потребности потребителей газом собственной добычи, а потом уже повышать цену на газ до рыночного уровня.

Отдельного внимания заслуживает план правительства по обеспечению потребителей газом собственной добычи, которым предлагается не отказываться от ПСО.

Так, Минэнергоугля разработало проект постановления, согласно которому государственная компания «Укргаздобыча» будет обеспечивать собственным газом потребности населения и коммунальных предприятий. Предполагается, что по такой модели страна будет жить до 1 апреля 2021 года.

О чем идет речь?

Сейчас «Нафтогаз» фактически выполняет функции посредника, который закупает природный газ в «Укргаздобычи» и продает его поставщикам услуг — облгазам. В Минэнергоугля предлагают предоставить свободный доступ всех поставщиков к ресурсам «Укргаздобычи», без посредничества «Нафтогаза».

По данным НКРЭКУ, по состоянию на март 2018 года в Украине работает 399 поставщиков газа и только «Нафтогаз» имеет эксклюзивное право выкупать газ «Укргаздобычи».

В министерстве уверены, что Украина в 2018 году сможет обеспечить потребности населения газом собственной добычи. Прогноз объема добычи газа УГД на 2018 год — 16,2 млрд. куб м, и этого достаточно для нужд населения — 10,9 млрд куб м, теплокоммунэнерго — 5,3 млрд куб м.

Проект постановления предусматривает, что избыток добытого газа «Укргаздобыча» будет продавать на аукционах через биржу. А «Нафтогаз» будет закупать газ у УГД на биржевых аукционах на равных с другими условиях и устанавливать свою торговую наценку.

Собеседники в правительстве утверждают, что «Нафтогаз» не поддерживает такой вариант ПСО, поскольку за свои посреднические услуги компания получает с каждых 1 000 куб метров газа 93 грн или 1,917% стоимости природного газа и не желает их терять.

В «Нафтогазе» подтверждают: такой формат ПСО он действительно не поддерживает. Но совсем по другим причинам.

По словам коммерческого директора «Нафтогаза» Юрия Витренко, конечная цель — перейти к либерализованному рынку газа, когда никто никому не будет диктовать, по какой цене, кому и что продавать. Успешный пример, отмечает менеджер «Нафтогаза, это оптовый рынок газа, на котором действует свободное ценообразование, и где за счет интеграции с европейским рынком цена напрямую зависит от европейских цен.

„И именно потому, что НАК выступает за развитие рынка в направлении полной либерализации „Нафтогаз“ против предложенной модели“, — отмечает Витренко.

Он также отмечает, что главная проблема этой модели в том, что УГД заставляют продавать газ облгазам напрямую.

По его мнению, это свидетельствует о том, что облгазам некомфортно работать в условиях свободного рынка и единой рыночной цены на газ, которая будет зависеть от цены импорта.

„Они предпочитают формат, который позволит получить прямой доступ к огромному ресурсу, который добывает УГД, при этом по цене ниже рыночной — ведь по этой модели государственное регулирование цен сохранится. Развиваем сценарий дальше: потом государство будет настаивать на том, что цена должна быть на уровне „себестоимости плюс регулируемая прибыль“, — отмечает Витренко.

Понятие себестоимости очень противоречивое — существуют различные методы ее расчета и всегда можно посчитать, как выгоднее. „Этот сценарий неизбежно сохранит существующие коррупционные схемы на уровне облгазов“, — резюмирует коммерческий директор „Нафтогаза“

Собеседники издания также отмечают, что вопрос в том, кто будет поставщиком для населения и как контролировать этих поставщиков.

„В РГК (ООО“ Региональная газовая компания “, управляющая газовым бизнесом Дмитрия Фирташа, — Ред.) верят, что если получат доступ к „Укргаздобыче“, то проблемы с „выбиванием“ долгов, которые сейчас есть с „Нафтогазом“, если не исчезнут, то существенно уменьшатся. НАК — тяжеловес в судах и сильнее УГД в своих требованиях к облгазам», — объясняет руководитель Центра исследований энергетики Александр Харченко.

По его словам, еще одна возможная причина — «Нафтогаз» находится сейчас на этапе реструктуризации. Это решение поломает план реструктуризации «Нафтогаза», ведь на это решение нужно будет реагировать, переводить кадры в УГД, менять ее функционал.

«Обсуждается вариант, что посредников уберут и перейдут на прямые поставки. Если не уберут, то будет просто большой пирог, от которого все будут пытаться откусить кусок», — пояснил собеседник, знакомый с позицией руководства «Нафтогаза».

Аргументы МВФ

С весны 2017 года, когда правительство согласилось повышать цену на газ для населения в зависимости от цены импорта, позиция МВФ остается неизменной: подписали — выполняйте.

Как рассказал изданию источник, знакомый с позицией Фонда, кредитор видит много белых пятен в аргументации украинской стороны.

Во-первых, для МВФ неприемлема ситуация, когда существует две цены на газ — для промышленности и для населения — на фоне монополизированного сегмента дистрибуции газа облгазами она экономически нецелесообразна и сохраняет возможности для коррупции.

Ведутся также дискуссии, какую цену брать за бенчмарк — сложившуюся на немецком хабе или где-нибудь еще, или вообще определенную среднюю цену — ввиду того, что часть газа импортируется, а часть добывается в Украине. Здесь позиция кредитора наталкивается на ситуацию, в которой оказываются частные трейдеры — они должны покупать импортный газ на немецком хабе, поэтому опять же возникает раздвоение цены.

Во-вторых, Украина настаивает на том, что цена по утвержденной формуле очень высокая и формулу нужно изменить так, чтобы избежать резкого повышения тарифов.

Международный валютный фонд настаивает на единой рыночной цене на голубое топливо. Рыночную цену нельзя заменить какой-то другой, можно рассматривать различные варианты формул, но только при условии, что они обеспечат рыночное ценообразование.

В-третьих, МВФ разделяет обеспокоенность социальным эффектом — резкое повышение цены на газ негативно повлияет на бедных граждан. Но эта задача социальной политики — поддержать бедных людей именно за счет системы субсидий.

Поддерживать их путем регулирования цены на газ — не вариант. К тому же, система субсидий несовершенна — их получают и те, кто в них не нуждается, объясняют собеседники, знакомые с позицией кредитора.

В-четвертых, по расчетам фонда повышение цены на газ приведет к увеличению расходов бюджета на субсидии — с 71 до примерно 100 млрд грн. Но, как рассказывают собеседники, это увеличение несопоставимо с теми коррупционными схемами, которые возможны сегодня в сфере дистрибуции голубого топлива.

Дополнительные расходы бюджета на субсидии, считает собеседник, частично удастся перекрыть за счет дивидендов НАК «Нафтогаз Украины».

В-пятых, установление цены на газ в зависимости от цены импорта будет стимулировать украинцев к энергоэффективности, вместо того, чтобы отапливать дома с открытыми форточками.

О перспективах получения транша

Решение Кабмина отложить повышение тарифов до сентября означает, что Владимир Гройсман не теряет надежды договориться с МВФ о менее резком повышении цены на газ, но понимает, что времени у него осталось немного.

Для того, чтобы выйти на внешние рынки заимствований и сбалансировать бюджет — Украине нужно находиться в программе МВФ. В краткосрочной перспективе прослеживается две возможных даты, к которым важно принять решение.

Первая — 15 сентября — когда в парламенте должен появиться государственный бюджет. Логично, чтобы Минфин его рассчитал с пониманием дальнейших перспектив сотрудничества с кредитором.

Вторая опорная дата — 15 октября — старт отопительного сезона. В отличие от сентября она менее политически удобна для правительства.

Старт отопительного сезона и так предусматривает, что население получит платежки с дорогой «коммуналкой» по сравнению с летним сезоном. Если на это наложится дополнительное повышение тарифов, социальный эффект будет крайне негативным.

Все другие планы отложить решение газового вопроса на более поздний период упираются в фактор президентских и парламентских выборов, что автоматически означает отсрочку с повышением тарифов минимум до 2020 года.

Источник

Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама