Экономика

сигналы

Главные достижения и провалы украинской власти за 100 дней

Главные достижения и провалы украинской власти за 100 дней
Фото: Reuters

Новым властям в первые три месяца удалось продемонстрировать ряд убедительных достижений. Однако есть и очевидные провалы, в числе которых — углубляющаяся рецессия, резкая девальвация и безрезультатная антитеррористическая операция на востоке, грозящая перерасти в гражданскую войну.

Удалось привлечь помощь стран Запада и международных финансовых институтов

Безусловная удача правительства Яценюка — получение международной финансовой помощи, в общей сумме составляющей десятки миллиардов долларов. По крайней мере, такие объемы были обещаны, в реальности же поступления пока меньше. Из $ 17 млрд со стороны Международного валютного фонда, например, пришли только первые $ 3,2 млрд, остальные деньги должны появиться позже, если Украина будет придерживаться договоренностей с фондом и осуществлять необходимые реформы.

Нельзя сказать, что новые власти сделали что‑то сногсшибательное, чего не удавалось правительству Азарова. Предыдущая команда тоже долго вела переговоры с МВФ, но они так и окончились ничем из‑за неуступчивости украинской стороны — в частности, нежелания поднимать цены на газ для населения и отпускать в свободное плавание гривню. Однако удалось договориться о получении $ 15 млрд от России, а также о весьма существенной скидке на закупаемый у «Газпрома» газ, причем все это не сопровождалось требованием весьма болезненных реформ.

После смены власти Россия, в последние месяцы откровенно поддерживавшая Януковича, отказалась от продолжения помощи Украине, но ей на смену тут же пришли другие. Желающих помочь оказалось много — ведь, по сути, они вкладывались в выведение нашей страны из‑под российского влияния и готовы были платить за это. Заслуга Яценюка заключалась в том, что он не только не отвергал помощь, которую западные страны предлагали наперебой, но и сразу заявил, что готов пойти на любые условия для ее получения. Но если вдруг окажется, что Украине будет невыносимо выполнять какие‑либо условия иностранных кредиторов, они вполне могут прекратить поддерживать нашу страну — как зимой это сделала Россия.


Украина 
получила 
законно избранного 
президента

Три месяца, разделяющие бегство Януковича и майские выборы, новые власти страны находились в весьма двусмысленном положении. В конце февраля в стране кое‑как работала Верховная Рада, которая к началу Евромайдана была наименее уважаемым гражданским институтом, однако в Украине не было ни президента, ни правительства. Отсутствовали даже городская власть в столице и руководители в регионах — кто предпочел сам сдать полномочия, а кого‑то выгнали восставшие. Правительство, назначившее само себя из состава депутатского корпуса, в силу способа своего избрания было легитимным лишь условно — к тому же ряд новоиспеченных чиновников сохранили и депутатские удостоверения, что является прямым нарушением конституционного принципа разделения властей. Еще менее легитимным был ставший спикером парламента Александр Турчинов, получивший заодно полномочия и. о. президента Украины и верховного главнокомандующего. У российского президента Владимира Путина был прекрасный повод отказываться идти на переговоры с новыми властями в Киеве — их и в самой Украине признали далеко не все.

С появлением нового президента, одержавшего убедительную победу в первом туре (чего не было с 1991 г., когда выборы выиграл Леонид Кравчук), все вопросы отпали. Мало у кого и внутри страны, и за ее пределами есть сомнения в том, что большинство народа действительно проголосовало за Петра Порошенко — просто потому, что он, с одной стороны, уже был достаточно известен украинцам, а с другой — за свою долгую политическую карьеру не успел натворить непростительных ошибок и всегда держался осторожно (впрочем, в 2005 г., когда он возглавлял Совет по национальной безопасности и обороне и активно вмешивался в дела правительства Юлии Тимошенко, он возглавлял рейтинг самых ненавидимых политиков — но за прошедшие девять лет об этом успели позабыть).

Правда, остается несколько вопросов. Первый — это полномочия избранного президента, которые должны быть утверждены новой Конституцией. Когда она будет принята и какой она будет, до сих пор никому не известно. И второй — это возвращение легитимности как Верховной Раде, так и правительству, и главам областных администраций. Все они должны быть либо переназначены, либо переизбраны.


Частично подписано соглашение об ассоциации Украины с Евросоюзом

Именно требование подписать соглашение об ассоциации дало старт Евромайдану. Неудивительно, что пришедшие к власти оппозиционеры, всю зиму горячо критиковавшие Виктора Януковича за отказ поставить подпись под этим документом, сразу же заявили о готовности придать ему законную силу.

Правда, практически сразу премьер-министр Яценюк признал, что Янукович был не так уж и неправ, говоря об опасности ассоциации для украинской экономики. Последний заявлял, что последствия будут слишком тяжелыми: понадобятся годы и десятки миллиардов евро, чтобы адаптировать экономику страны к работе на свободном рынке.

В результате по соглашению украинских и европейских чиновников документ был разделен на две части. Совершенно декларативная политическая часть, не несущая никаких рисков ни для одной из сторон и не накладывающая каких‑либо обязательств, была подписана практически немедленно. А вот экономическая часть будет подписана только после президентских выборов — требуется оценить возможные риски, заявил премьер.

Теперь и избранный президентом Петр Порошенко считает, что торопиться с подписанием не стоит, рассказывают чиновники Евросоюза. Правда, они уверены, что Украина твердо намерена сделать это в течение нескольких месяцев. Но ведь и прошлой осенью европейцы практически не сомневались, что на это согласится и Янукович, который в последний момент от своего намерения отказался.


Власти стали становиться более открытыми

Верховная Рада в апреле приняла обновленный закон о госзакупках, призванный сократить количество махинаций вокруг поставок государству и, соответственно, заткнуть дыры в бюджете. Процесс станет более прозрачным, единодушны эксперты, но говорить о радикальном сокращении коррупции пока рано: никаких кардинально новых подходов закон не содержит, а насколько он будет эффективнее на практике, чем действовавшее до того законодательство, пока не очевидно.

Новые власти, впрочем, пытаются играть по более понятным правилам, принимая те или иные антикоррупционные инициативы. Однако, как и в случае с законом о госзакупках, радикальных новшеств они не содержат. Например, одна из зарекомендовавших себя антикоррупционных мер — контроль не только доходов, но и расходов чиновников. Заместитель министра доходов и сборов Владимир Хоменко заявил в начале апреля, что министерство рассматривает возможность введения такой меры, но никаких шагов в этом направлении так и не было сделано.


Украинцы
 смогут ездить в Европу
 без виз

Европа вот-вот отменит визы для украинцев. По крайней мере, еврокомиссар по внутренним делам Сесилия Мальмстрем заявила в конце мая, что Еврокомиссия должна перейти ко второму этапу визовой либерализации в отношении украинцев. А глава представительства Евросоюза в Украине Ян Томбинский сообщил, что Еврокомиссия намерена в начале июня проверить выполнение нашей страной необходимых для этого условий. Если европейские чиновники убедятся, что все идет по плану, то безвизовый режим может быть введен уже к концу этого года.

Условия, которые Украина должна выполнить для отмены виз европейскими странами, были согласованы еще в 2010 г. Для этого нужно было принять ряд законов и нормативных актов, и президент Янукович обещал, что это будет сделано в течение полугода. Однако процесс затянулся, и только нынешней весной, уже при новой власти, все необходимые документы были приняты.

Отмена виз вряд ли сильно скажется на благополучии украинцев. Ведь, например, чтобы иметь возможность работать в Европе, все равно нужно будет получать соответствующее разрешение. Проще будет ездить в страны Евросоюза туристам — однако таковых в Украине и до того было немного, а в ближайшее время из-за падения доходов и девальвации гривни это смогут позволить себе еще меньше людей. Однако отмена виз будет явным демонстративным шагом Европы в сторону Украины и ее граждан.


Экономика валится в пропасть

Состояние украинской экономики неуклонно ухудшается, а прогнозы на ближайшее время, которые разрабатывают международные рейтинговые агентства и финансовые организации, становятся месяц от месяца мрачнее. Если еще в январе большинство экспертов ожидало хоть умеренного, но все-таки роста, то по состоянию на конец мая все прогнозируют рецессию. Различия лишь в ее глубине: если ЕБРР ожидает, что в этом году украинская экономика сократится на 7 %, а в следующем году хорошо если не будет падать, то Всемирный банк считает, что ВВП Украины может сократиться и на 10 %.

Актуальный прогноз Минэкономразвития на этот год — сокращение экономики на 3 %. Однако он был сделан в марте, когда и иностранные аналитики были оптимистичнее. В мае уже и чиновники правительства признавали, что прогноз придется снижать.

Причины этого — во-первых, резко ухудшившиеся отношения с Россией, которая все годы независимости была главным экономическим партнером Украины. Российские предприятия являются основными покупателями продукции, которая производится в восточных регионах страны, и ситуация тяжелее всего именно там. А во-вторых, в тех же самых восточных регионах страны продолжается вооруженный мятеж, а в страну, находящуюся под угрозой начала гражданской войны, капитал идти не желает.


Испорчены добрососедские отношения между Украиной и Россией

Большая часть вины здесь лежит, разумеется, на России. Еще год назад восточный сосед, недовольный евроинтеграционными устремлениями Украины, начал торговую войну, ощутимо ударившую по состоянию и так чахлой украинской экономики. А бесцеремонная аннексия Крыма, пусть даже его население действительно мечтало жить в России, а не в Украине, на долгие годы поставило крест на отношениях двух стран.

Однако и украинские чиновники способствовали обострению ситуации. Чувствуя за собой безоговорочную поддержку большинства стран Запада, новые власти порой сами провоцировали Россию на неадекватные действия. Например, демонстративное нежелание платить по счетам за поставленный газ стало поводом для «Газпрома» отменить скидку, о которой страны договорились в декабре. А отказ согласовывать новую цену по сути поставил Украину и Европу с одной стороны и Россию — с другой на грань новой газовой войны.

Не способствовали улучшению отношений и фактический односторонний отказ от выполнения февральских соглашений, и чуть было не свершившаяся отмена закона о статусе региональных языков, и заявления о возможном введении виз для россиян, и многие другие инициативы. Вместо того, чтобы продолжать балансировать между интересами Европы и России, чем занимались все украинские президенты в последние четверть века, новые власти демонстративно пренебрегли интересами крупнейшего экономического и политического партнера, вызвав его ярость. И хотя в последние недели мая конфликт вроде бы перестал усугубляться, о восстановлении отношений пока говорить очень рано. А без этого сложно и надеяться на возобновление экономического роста в ближайшее время.


Украинская валюта потеряла почти половину своей стоимости

Гривня начала дешеветь еще в самом начале декабря, когда стало понятно, что после жесткого разгона студентов Майдан не разойдется. Однако настоящий обвал начался в середине февраля, а уже к концу марта казалось, что девальвация будет длиться вечно: за доллар просили уже почти 14 грн, что было немыслимо еще в начале года.

Нынешие власти единодушны: гривня была слишком переоценена, она так или иначе должна была подешеветь. Вполне возможно, что ее стоило бы девальвировать. Но если у страны нет денег, чтобы вовремя платить за российский газ, цена которого зафиксирована именно в долларах, то девальвация означает удорожание и так недешевого ресурса. Более дорогим становится и обслуживание внешнего долга, также номинированного в валюте. Именно эти соображения, объясняет бывший первый вице-премьер Сергей Арбузов, и заставляли предыдущие власти удерживать жесткую привязку гривни к доллару. Наконец, такая глубокая девальвация вместе с ростом коммунальных тарифов — и то, и другое было сделано в полном согласии с рекомендациями МВФ — означает существенное падение жизненного уровня украинцев. Многие товары — не только автомобили, квартиры, бытовая техника и электроника, одежда и обувь, но даже значительная часть продуктов — становятся для очень многих наших сограждан недоступными.

По мнению либеральных экономистов, девальвация сделает импорт неконкурентоспособным по сравнению с местными товарами, а это создаст стимул для внутреннего производителя увеличивать производство, и таким образом украинская экономика будет расти. Проблема в том, что значительная часть потребляемых в Украине товаров здесь просто не производится, а для выработки других нужны комплектующие и ресурсы, которые закупаются за рубежом, — тот же газ, например. То есть объективно будут дорожать и украинские товары, потому что будет расти их себестоимость. Если девальвация и даст стимул к росту национальной экономики, то прогнозами это пока никак не фиксируется.


Ни люстрация, ни реальная борьба с коррупцией так и не начаты

Если изначально Майдан собрался как протест против отказа Януковича продолжать европейский курс, то очень быстро он перерос в протест против самого Януковича и «семьи», которой приписывают кражу из бюджета десятков миллиардов долларов. В стране, пораженной коррупцией, действительно возник очень сильный запрос на честную власть. И оппозиция зимой этот запрос четко услышала и попыталась использовать.

Придя к власти, оппозиционные лидеры подтвердили, что намерены провести люстрацию чиновников, назначенных при Януковиче, и сокращать возможности для коррупции. Было заявлено, например, о создании люстрационного комитета, который должен был выработать правила люстрации. Однако в мае его глава Егор Соболев признал, что работа комитета тормозится. Многие чиновники сохранили места, другие — просто пересели из одного кресла в другое. Например, работавшие в системе МВД офицеры, еще зимой разгонявшие Майдан и терроризировавшие оппозиционеров, просто поменялись местами в министерстве. Люстрация судей вовсе обернулась фикцией: 80 % судейского корпуса было переизбрано, и только случайно высшие места в судейской иерархии не заняли судьи с весьма сомнительным прошлым.

Так и не начало работу антикоррупционное бюро, которое в марте возглавила известная журналистка Татьяна Черновол. Если во время Майдана она развила бурную активность, то в последние месяцы практически не появляется в публичном поле, ограничиваясь лишь точечными обвинениями и заявлениями о том, что власти мешают ей работать. Бюро существует разве что на бумаге, и чем оно занимается, никто толком не знает.

Сейчас, когда у новой украинской власти есть реальная поддержка общества, она реально может заставить уйти в небытие запятнавших себя деятелей и создать условия, сильно затрудняющие существование коррупционеров. Если это не будет сделано в ближайший же год, борьба с коррупцией, как и прежде, останется лишь в предвыборных лозунгах.


В стране практически началась гражданская война

В ходе зимних столкновений на Майдане погибли больше сотни человек как со стороны протестующих, так и со стороны правоохранительных органов. В конце февраля эти жертвы казались огромными, но страна понимала, за что она заплатила.
В ходе объявленной в середине апреля антитерррористической операции счет убитых идет уже на сотни, и большинство их — вовсе не «диверсанты ГРУ» или «отряды чеченцев Кадырова», как на этом настаивает государственная пропаганда, а украинцы — жители Донбасса, Одесской области и других регионов, которые воюют друг с другом.

Начинавшаяся крайне вяло, в мае эта «операция» набрала темп — с применением автоматического оружия, бронетехники и боевой авиации. Но несмотря на ставшие уже ежедневными сообщения о взрывах, обстрелах, убитых и раненых, никакого реального прогресса правительственные войска показать не могут. По состоянию на конец мая сепаратисты все так же занимают Славянск, Краматорск, Антрацит и другие города и поселки в Донецкой и Луганской областях. Выбить их без больших жертв со стороны мирного населения, значительная часть которого сочувствует повстанцам, не представляется возможным.

Вопрос в том, что власти намерены делать с этим дальше. Слова Петра Порошенко на следующий же день после выборов о том, что «в считаные часы» террористы будут уничтожены, заставляют вспомнить о похвальбе министра обороны России в 1994 г. Павла Грачева, который собирался за пару дней силами двух десантных полков усмирить Чечню — где аналогичная украинской «контртеррористическая операция» продолжалась еще десяток лет и была завершена после того, как Москва залила Чечню деньгами. Как бы этого ни хотелось Порошенко, только что триумфально выигравшему выборы, с сепаратистами на востоке нужно будет садиться за стол переговоров — иначе уже Донбасс может на долгие годы превратиться в украинскую Чечню.

Завантаження...
Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама