Спецпроекты

тенденции

Санкции России мешают развитию малого и среднего бизнеса Европы

После пяти лет кризиса малый и средний бизнес Европы пошел на поправку. 
Но на его пути к выздоровлению стали санкции России.

За экономическим развитием крупнейших экономик мира стоят отнюдь не мультинациональные корпорации с миллиардными оборотами. Так, в 28 странах Европейского союза 99 % предприятий — малые и средние. Они обеспечивают две трети рабочих мест в частном секторе и генерируют 58 центов c каждого евро добавленной стоимости в ЕС.

Правда, преждевременно говорить, что европейский малый и средний бизнес совершенно восстановился после затяжных кризисов — глобального финансового и последовавшего европейского долгового. По данным Европейской комиссии, темпы восстановления предприятий за эти годы замедлились. В 2013 г. МСБ удалось возвратить к докризисному показателю лишь размер добавленной стоимости, в то время уровень занятости в этих компаниях был все еще на 2,6 % ниже, чем в 2008 г. В частности, нефинансовые некрупные компании увеличили в прошлом году добавленную стоимость на 1,1 %, в то время как количество самих предприятий сократилось на 0,9 %, а число занятых в них — на 0,5 %.

Бег с препятствиями

Полного восстановления как в части создания добавленной стоимости, так и занятости в прошлом году удалось добиться только восьми странам ЕС — Великобритании, Германии, Франции, Австрии, Бельгии, Швеции, Люксембургу и Мальте. Не удалось добиться равномерной реанимации МСБ и во всех отраслях. Четыре из каждых пяти малых и средних предприятий в ЕС работают в одной из пяти отраслей. К ним относятся торговля, производство, строительство, профессиональная, научная и техническая деятельность, временное размещение и организация питания. Спад созданной добавленной стоимости в строительстве с 2008‑го по 2013 г. в ЕС составил 22 %. Причем в отдельных государствах — в основном в пораженных кризисом периферийных экономиках и странах Центральной и Восточной Европы — он достигал 70 %. Каждая десятая небольшая компания, работающая в этой отрасли, закрылась. Аналогичная, хотя и менее удручающая ситуация сложилась в промышленном производстве. МСБ, работающий в этом секторе, так и не вернулся к докризисным объемам. В ряде стран сокращение добавленной стоимости, созданной МСБ в промышленном производстве, достигло 60 %.

На пути МСБ к докризисным масштабам деятельности стоит слабый внутренний спрос в ЕС. Поиск покупателей и клиентов малые и средние предприятия называют ключевой проблемой на сегодняшний день. На это жалуется больше половины компаний в 15 странах ЕС, на которые приходится 71 % МСБ. Последние два года европейская экономика если не сокращается, то стагнирует. Уровень безработицы в потрепанных кризисами странах европейского юга зашкаливает: 27 % в Греции, 26 % в Испании, 16 % в Португалии и на Кипре, 14 % в Словакии, 13 % в Ирландии, 12 % в Италии и Латвии. Расходы европейцев на потребление оставались неизменными в 2012‑2013 гг., причем на уровне более низком, чем в 2008‑м. В результате потребительские цены и вовсе упали под конец прошлого года, отражая отсутствие аппетита у европейцев к шопингу.

Справиться со слабым внутренним спросом удалось лишь тем игрокам, которые компенсировали вялость европейского рынка поставками за рубеж. По данным исследования «European SME Exporting Insights», 80 % предприятий из Германии, Франции, Британии, Бельгии, Польши, Нидерландов и Италии, которые экспортировали за пределы ЕС, нарастили или сохранили обороты в годы кризиса.

Финансовый голод

Также восстановлению европейских небольших компаний мешает затрудненный доступ к банковскому кредитованию. Как говорится в исследовании «Small and Medium Size Enterprises, Credit Supply Shocks, and Economic Recovery in Europe», опубликованном в июне европейским департаментом Международного валютного фонда, ухудшение банковских балансов в последние годы на фоне слабого экономического роста европейской экономики заставило банки сократить предложение кредитных ресурсов. Также они были вынуждены ограничить их доступность для более рискованных заемщиков, повышая кредитные спреды и ужесточая кредитные условия. Поскольку МСБ, как правило, имеет меньше активов, подходящих на роль кредитного залога, и редко имеет доступ к альтернативным источникам финансирования, например, через выпуск акций или облигаций, к выходу на международные рынки и к поддержке со стороны материнских компаний, именно малые и средние предприятия остались без банковских заемных ресурсов.

При этом с 2011 г. в пределах ЕС сформировался значительный географический разрыв между возможностями МСБ привлечь банковское финансирование. Сильнее всего от его труднодоступности страдают компании в периферийных экономиках. По итогам 2013 г. слабый доступ к финансированию называли ключевой проблемой 70 % малых и средних предприятий Словакии, 62 % — Кипра, 61 % — Греции, 50 % — Испании и Италии. Для сравнения: в Германии и Австрии на такую проблему жалуется только 8 % компаний. По оценкам международного рейтингового агентства Fitch, маржа к Euribor по кредитам для МСБ в Испании в конце 2013 г. достигла максимума за десятилетие. Процентные ставки по испанским кредитам для небольших профучастников 5 п. п. и 1,5 п. п. выше, чем в Британии и Германии соответственно.

Правда, сейчас место банков в качестве источников финансирования МСБ в ЕС пытаются занять небанковские кредиторы. В основном — американские инвесткомпании, например, Czech Asset Management, KKR & Co., Sankaty Advisors и Taconic Capital Advisors LP. Количество кредитов, выданных небанковскими кредитными учреждениями европейским компаниям, утроилось до 56 в IV квартале 2013 г. по сравнению с I кварталом того же года, говорится в исследовании Deloitte. Около половины финансовых ресурсов имеют американские корни. Порядка половины получателей таких кредитов — компании из Британии, четверть — из Франции, 11 % — из Германии. Также инвесткомпании сейчас начинают присматриваться к восстанавливающейся Южной Европе.

Табу с подвохом

В Еврокомиссии ожидают, что ситуация в МСБ в ЕС пойдет на поправку уже в текущем году. В Брюсселе прогнозируют не только ускорение роста добавленной стоимости (до 2,8 % в 2014 г. и 3,4 % в 2015 г.), но и увеличения количества занятых в некрупном бизнесе. Хотя официальной статистики по 2014 г. еще нет, исследования деловых настроений МСБ дают основания говорить о том, что официальный прогноз имеет все основания сбыться. Согласно SME Business Climate Index, который составляет UEAPME, организация европейских работодателей из числа МСБ, деловые настроения малых и средних предприятий по итогам первого года впервые с 2012 г. превысили отметку в 70 пунктов, которая считается нейтральным уровнем. Это свидетельствует об ускорении роста и распространении оптимизма среди предприятий. По словам директора исследовательского отдела UEAPME Герхарда Хюмера, улучшения наметились, в частности, в промышленных предприятиях, ориентированных на экспорт, а также в строительстве, стимул которому дал бум возведения частных домов в Германии, Британии и Польше. Правда, по его словам, пока компании используют в основном существующие мощности и еще не видели необходимости в инвестициях и найме новых сотрудников. Ожидается, что рост произойдет во второй половине текущего года и первой половине следующего.

Насколько он будет значительным, зависит уже от внешних факторов. Большая часть данных для последнего индекса была собрана до летнего обострения военного конфликта Украины и России, поэтому существуют риски, что рост будет не настолько значительным, как можно было ожидать ранее. В ответ на санкции Запада Москва 7 августа запретила поставки говядины, свинины, фруктов, птицы, сыров и молока из Евросоюза, США, Австралии, Канады и Норвегии. Ограничения были введены на год. В 2013 г. экспорт продовольствия из стран ЕС в Россию составил €12,2 млрд, в том числе около €5,4 млрд пришлось на попавшие под эмбарго продукты.

Удар Москвы приняли в основном небольшие европейские фермеры, которые поставляли попавшие под ответные санкции продукты питания в РФ. Прежде всего они лишились рынка сбыта. Теперь они вынуждены искать новые рынки или продавать уже произведенную продукцию на внутреннем европейском рынке. В частности, власти Польши, крупнейшего европейского экспортера яблок, отправляющего в РФ в среднем 700 тыс. продукции в год, призвали жителей страны кушать больше фруктов, чтобы поддержать местных производителей, а также обратились к США с просьбой в ускоренном режиме открыть рынок для польских яблок. Поддержать местных производителей кошельком и желудками призвал европейцев и министр сельского хозяйства Германии Кристиан Шмидт. «Кушайте! — сказал он. — Вы должны кушать, я должен кушать, мы должны кушать… Начиная с раннего утра, пять раз в день».

Рикошет по ценам

Но даже подобная поддержка со стороны европейцев не спасет малые и средние аграрные предприятия. Если производители начнут продавать свою продукцию на рынке ЕС, резкое увеличение предложения сельскохозяйственной продукции грозит обвалить внутренние цены на нее и, следовательно, подорвать прибыльность ее производителей. К примеру, продажи фруктов и овощей в РФ из Нидерландов в прошлом году составили порядка €600 млн. После того как фуры с этими голландскими продуктами были развернуты на границе с Россией и вернулись домой, цены на них снизились на 75‑80 %, по данным голландской торговой ассоциации Frugi Venta. И если в странах Старой Европы, в которых МСБ уже вернулся к докризисному уровню, производителям будет проще пережить сокращение маржи, то в периферийных экономиках, ставших эпицентром недавнего долгового кризиса и не выкарабкавшихся еще из рецессии, справиться с этим будет сложнее. В частности, это касается МСБ Греции, которая в прошлом году продала в Россию 160 тыс. т фруктов. Потеря российского рынка обойдется Греции, которая как раз готовится закончить шестилетний экономический спад, в €180 млн. А аграрии Италии, которая переживает третий год рецессии, экспортировали в РФ в прошлом году продуктов питания на €706 млн, в том числе на €72 млн фруктов и овощей.

В Брюсселе это понимают и пытаются частично возместить местным фермерам ущерб. В августе Еврокомиссия предоставила €125 млн для выплаты компенсаций производителям скоропортящихся продуктов, против которых РФ ввела санкции, — овощей и фруктов. В сентябре компенсационные меры Брюсселя также распространились на производителей молочной продукции. Но этих средств явно недостаточно, чтобы поддержать всех пострадавших аграриев, и оставшиеся могут не только потерять прибыль и возможность окупить инвестиции, но и столкнутся с проблемами при выплате долгов.

Украинский вопрос

Роль малых и средних компаний в украинской экономике всегда была незначительной. Притом что эти компании составляют 99 % всех предприятий в стране, они дают существенно меньше рабочих мест — лишь половину — и генерируют еще меньше валового продукта. По разным оценкам, некрупный бизнес обеспечивает 11‑15 % украинского ВВП. В развитых экономиках этот показатель достигает 60‑80 %. Даже в развивающихся, например в Турции, он составляет 40 %.

В стабильные для экономики времена это не является серьезной проблемой, но тяжело бьет по экономике, когда та переживает кризис, как это происходит сейчас в Украине. Для отечественной экономики, в основе которой крупный бизнес, достаточно, чтобы трудности начались у нескольких больших игроков — и возникнет эффект домино, который спровоцирует массовый обвал. Напротив, страны, которые опираются на мелкий бизнес, более устойчивы в период экономической турбулентности. Украинские же небольшие предприятия не просто не влиятельны в масштабах национальной экономики — они слишком слабы, чтобы бросить ей спасательный круг. Более того, именно они становятся первой жертвой экономического кризиса в стране.

Рецессия в Украине стартовала еще во втором полугодии 2012‑го. Уже тогда похвастаться хорошим финансово-экономическим состоянием могли лишь 16,5 % малых и 17,2 % средних предприятий, опрошенных Национальным банком. Сейчас, когда экономический обвал сопровождается войной в основных промышленных регионах страны, более чем 60 %-й девальвацией гривни и потерей экспортного рынка РФ, доля счастливчиков еще меньше — 12,3 % и 13,5 % соответственно.

Слабый иммунитет украинского МСБ к кризису объясняется тем, что большинство таких предприятий специализируются на торговле и сфере услуг. Как только рецессия и война ударили по занятости украинцев, девальвация национальной валюты и последовавшая инфляция обесценила их доходы, а Нацбанк перекрыл для них доступ к сбережениям. От этого пострадало прежде всего потребление населения. В январе розничный товарооборот предприятий был на 5,2 % выше, чем в аналогичном месяце 2013‑го. А в сентябре он уже обвалился на 10,9 %. В целом за девять месяцев текущего года розничные продажи предприятий упали на 6,5 %, оборот ресторанного бизнеса — на 10,4 %.

Кроме того, сильный удар по предприятиям МСБ нанесло обесценивание гривни, из‑за чего выросла себестоимость продукции. В сентябре цены продукции промышленных производителей уже выросли на 26,9 % по сравнению с аналогичным месяцем прошлого года. Девять из десяти малых и средних предприятий ожидают подорожания товаров и услуг, которые они приобретают. Из-за роста стоимости производства и девальвации гривни МСБ готовится повысить цены в ближайший год минимум на 10 %.

Отсутствие надежды — результат непонимания владельцев небольших предприятий, за счет каких средств развивать бизнес. Теряя прибыль из‑за кризиса, компании лишаются средств для реинвестирования. Сегодня лишь 8,7 % малых и 11,4 % средних предприятий планируют увеличить в ближайший год инвестиционные расходы на строительные работы, 15,6 % и 15,7 % — на покупку оборудования, машин и инвентаря. Только 11,3 % и 8,8 % готовы создавать новые рабочие места и нанимать новых сотрудников.

В таких условиях бизнесу крайне нужна поддержка банковского сектора. Но в Украине они с трудом получали ее и в спокойные времена, не то что в нынешние. Треть компаний жалуется, что условия привлечения банковских кредитов за июль-сентябрь стали более жесткими. Всего около трети предприятий рассчитывает получить кредит в банке, но и они признают, что есть множество факторов, которые могут их отпугнуть. Прежде всего — высокие процентные ставки, которые по годовому кредиту в гривне превышают 20 % годовых. Также их отпугивают колебания курса нацвалюты.

Более того, четверть предприятий просто не уверены в своей способности вовремя выполнять взятые на себя долговые обязательства. Большая часть просроченных кредитов сейчас приходится как раз на те отрасли, в которых преобладает МСБ. Так, 30 % плохих кредитов относятся к торговым и авторемонтным предприятиям, по 8 % — к строительству и операциям с недвижимостью. Таким образом, в вопросах выживания в следующем году многим некрупным компаниям приходится надеяться лишь на себя.

Завантаження...
Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама