Политика

власть

Постмайданная система власти будет демонтирована Порошенко

Постмайданная система власти будет демонтирована Порошенко
Фото: Евгений Мусиенко

Система власти, выстроенная победителями противостояния на Майдане, не оправдывает возложенные на нее ожидания. Парламентская коалиция страдает от непреодолимых противоречий, а Камбин унаследовал едва ли не все «болезни» предыдущих правительств. При этом надежды на то, что ситуация будет исправлена после президентских выборов, скорее всего, не оправдаются. Особенности Конституции-2004 и проблемы в регионах говорят о том, что в ближайшем будущем система власти существенно не изменится. Украинцам придется перенести свои надежды на нормализацию ситуации в стране как минимум на осень, когда могут пройти досрочные парламентские выборы и принята новая Конституция.

Фиктивное большинство

Нынешняя конфигурация власти стала в основном плодом сугубо технического продукта — парламентской коалиции, необходимость создания которой была продиктована требованиями Конституции 2004 г. Большинство было сформировано 27 февраля на волне эйфории после победы Майдана. В него вошли три оппозиционные фракции, а также две новообразованные группы, в которые объединились бывшие регионалы, — «Экономическое развитие» и «Суверенная европейская Украина». Еще около десятка внефракционных депутатов вошли в коалицию в индивидуальном порядке.

В коалиции европейского выбора — 250 депутатов. Однако набрать даже 226 голосов, необходимых для принятия решений, ей удается далеко не всегда. Виной неслаженной работы являются заложенные изначально противоречия, когда в одной коалиции оказались несколько кандидатов в президенты, а также представители различных финансово-промышленных групп, имеющих часто диаметрально противоположные интересы.

По информации «Капитала», процесс создания коалиции проходил со скрипом — между фракциями УДАР и «Батьківщина», еще совсем недавно голосовавших практически одинаково, сразу возникли трения из‑за поста председателя Верховной Рады и раздела других должностей. Эти трения так и не были устранены, и в результате новое провластное большинство фактически распалось сразу же после его создания. УДАР максимально дистанцировался от правительства, которое коалиционным можно назвать лишь с большой натяжкой.

Оказавшись самой представительной фракцией в парламенте после повального бегства депутатов из фракции Партии регионов, «Батьківщина» смогла забрать все ключевые должности в правительстве. Ее представители возглавили министерства финансово-экономического блока, Министерство юстиции, ТЭК. Значительное и непропорциональное своему рейтингу и представительству в Раде число должностей получила и праворадикальная националистическая «Свобода». Однако эта партия исполняет роль «младшего партнера» и не претендует на самостоятельность. Свободовцам достались должность генпрокурора, а также три должности в правительстве: вице-премьером стал Александр Сыч, аграрным министром — Игорь Швайка, министром экологии — Андрей Мохнык. Последние два назначения, кстати, совсем не соответствовали тем принципам, о которых говорилось на Майдане. Со сцены оппозиционеры говорили о том, что управлять государством должны профессионалы, однако ни Мохнык, ни Швайка к вверенным им отраслям до назначения не имели ни малейшего отношения. Единственное их достоинство — они представляли одну из сил, победивших в зимнем противостоянии.

На «Батьківщину» ориентируется и большинство министров, назначенных по условной «квоте Майдана». Кроме того, соратники Тимошенко контролируют НБУ, Администрацию президента, ряд госкомитетов. «Батьківщина» (партия, пользующаяся поддержкой менее 20 % населения) получила практически монопольную власть в стране — такую же, какую имел Виктор Янукович согласно Конституции 1996 г. Впрочем, в отличие от предшественника, лидерам «Батьківщины» — Юлии Тимошенко, Александру Турчинову и Арсению Яценюку — трудно реализовать свои полномочия на практике.

То, что голоса для принятия важных законов им приходится собирать с трудом, в «Батьківщині» признают открыто, виня в этом непоследовательную позицию депутатов Виталия Кличко, «не желающих брать на себя часть ответственности за непопулярные решения». УДАР обвиняют в том, что его депутаты зачастую просто вытаскивают карточки для голосования, формально не голосуя ни «за», ни «против» законопроектов коалиции.

В свою очередь оппоненты обвиняют «Батьківщину» в кнопокодавстве, а также попытках проводить нужные законопроекты с помощью голосов регионалов в обмен на голоса за нужные тем экономические решения. Впрочем, главным резервом голосов для «Батьківщини» и «Свободы» являются не они, а депутатская группа «Экономическое развитие». Ее формально возглавляет Анатолий Кинах, но реальным неофициальным лидером группы является глава налогового комитета Рады Виталий Хомутынник — еще недавно один из самых видных регионалов и союзников правительства Николая Азарова, прекрасно вписавшийся в новую власть.

Тесное сотрудничество правительства с недавними оппонентами время от времени рождает в парламентских кулуарах слухи о возможном создании широкой коалиции «Батьківщини» с ПР и ее осколками. Впрочем, всерьез речь о таком объединении могла бы пойти только в случае победы Юлии Тимошенко на президентских выборах.

Гостья из прошлого

Наиболее неожиданным последствием Майдана стало то, что главный бенефициар новой власти — Юлия Тимошенко — так и не смогла занять в ней того места, на которое рассчитывала. Хотя возглавляемая ей партия практически монополизировала власть в стране, бывшей харьковской узнице не удалось стать главным действующим лицом украинской политики. Если в 2010 г. преградой к власти стала позиция олигархов, которые порядком устали от недавнего премьерства Тимошенко и поставили на более прогнозируемого Виктора Януковича, то в 2014 г. путь к Олимпу Тимошенко преградило нежелание собственных же соратников связывать свое будущее с политиком, растерявшим за последние годы и поддержку электората, и поддержку Запада.

Однопартийцы быстро поняли, что президентские выборы она выиграть не в состоянии, а после победы Порошенко влияние Тимошенко на принятие решений в стране снизится еще сильнее. Уже сразу после свершившегося переворота кандидат в президенты начала терять кадры. Тогда о своем решении покинуть ряды «Батьківщини» заявили сразу несколько народных депутатов, в частности, один из давних соратников Тимошенко Николай Томенко, который вступил в партию еще в 2005 г., а в 2008‑2012 гг. занимал по квоте БЮТ пост зампредседателя Верховной Рады. Кроме того, с началом президентской избирательной кампании в партии начали проявляться давние проблемы, связанные с прошлогодним объединением с партией Арсения Яценюка «Фронт змін». Томенко стал доверенным лицом Петра Порошенко на выборах. «Фронтовики» активно сотрудничают с Порошенко в регионах.

Тем не менее Юлия Тимошенко пока сохраняет влияние на политику и кадровые назначения. В частности, она присутствует на многих заседаниях Совета национальной безопасности и обороны, хотя никаких прав на это у нее нет — в совет она не входит и никаких государственных постов не занимает. Но говорить, что именно экс-премьер — центр власти, было бы большим преувеличением. И премьер Яценюк, и и. о. президента Турчинов не являются слепыми исполнителями воли Тимошенко. Оба политика гораздо больше ориентируются на ЕС и США, чем на своего лидера, которого часто обвиняют в излишне тесных связях с Кремлем.

Впрочем, о том, что Тимошенко еще сохраняет сильное влияние на Кабмин, свидетельствуют многие кадровые назначения. Основная вертикаль власти формировалась при личном участии Тимошенко. Важнейшие министерства — МВД и Минэнергоугля — достались людям, близким непосредственно ей. Так, главным силовиком стал глава харьковской «Батьківщини» Арсен Аваков, а топливное ведомство возглавил Юрий Продан, который уже руководил им в 2007‑2010 гг. Еще одну важную госструктуру — Минсоцполитики — возглавила давняя соратница Тимошенко Людмила Денисова.

Проанализировав назначение руководителей в областях, «Капитал» выяснил, что большинство губернаторских должностей также достались «Батьківщині». При этом пять председателей областных госадминистраций являются близкими лично к экс-премьеру Юлии Тимошенко.

Олигархи правят бал

Режим Януковича часто называли плутократией. Нынешний можно охарактеризовать как олигархический феодализм. Ирония Майдана: во времена предыдущего президента народ считал, и небезосновательно, что государством во многом управляют олигархи, и выступал за ограничение их власти. Но после антиолигархической революции крупные бизнесмены получили еще больше влияния на события в стране, чем имели до нее.

Наиболее ярким примером сращивания власти и крупного бизнеса стала история Игоря Коломойского. Он сколотил свою империю еще во времена Леонида Кучмы и, как и большинство других олигархов, умел находить общий язык с любыми властями. Но за прошедшие после Майдана месяцы он смог многократно увеличить свое влияние. Олигарх фактически узурпировал власть в Днепропетровской области — одной из ключевых в Украине и одновременно — в своей собственной вотчине, где зарегистрированы крупнейшие принадлежащие ему предприятия. Сейчас он активно пытается расширить зону своего влияния, экспортируя «власть» в другие регионы, методами, которые во многом определяет состав команды олигарха. Ключевыми ее членами являются такие давние соратники, как Геннадий Корбан, за которым закрепилось прозвище «Рейдер номер один в Украине». То, как именно действуют люди Коломойского, вся страна могла наблюдать в Мариуполе.

Мотивы, которыми руководствуется Коломойский, вряд ли однозначны. Можно лишь предположить, что присущие ему максимализм и экстравагантность переплетаются с бизнес-интересами группы «Приват», а также желанием отжать часть собственности у Рината Ахметова. Но Киев в любом случае вынужден закрывать глаза и на мотивы, и на методы, которыми Коломойский добивается желаемого. По иронии судьбы, олигарх, ранее конфликтовавший с Юлией Тимошенко, превратился едва ли не в главную опору ее правительства.

Впрочем, конкурент Коломойского за влияние на юго-востоке Ринат Ахметов, считавшийся основным спонсором Януковича и «Партии регионов», тоже вполне успешно сотрудничает с новой властью. Последняя все еще готова договариваться и учитывать интересы некогда главного олигарха страны. Вряд ли случайно Национальную комиссию по вопросам электроэнергетики по‑прежнему возглавляет ставленник Ахметова Сергей Титенко, а в Нацкомиссии в сфере связи и информатизации до 18 мая работал руководителем Петр Яцук — сотрудник донецкого филиала «Укртелекома», принадлежащего СКМ.

Сотрудничеству Ахметова с новым правительством не мешают даже слухи о финансировании бизнесменом противников киевской власти в Донбассе. Очевидно, что Ахметов еще рассматривается многими в Киеве как человек, способный мирно разрешить конфликт в Донецкой области. В свою очередь для Ахметова правительство Яценюка является гарантом сохранения бизнеса. Олигарх явно не желает повторить судьбу своих менее успешных конкурентов, которые уже успели ощутить на себе все прелести постреволюционного передела собственности и сфер влияния.

Сергей Курченко и Александр Янукович вынуждены были податься в бега, после того как представители новой власти объявили их в розыск. Впрочем, ни один из опальных бизнесменов пока не утратил шансы вернуться как в бизнес, так и в политику. Их структуры, несмотря на возросшее давление со стороны государства, продолжают работать и, не исключено, переживут традиционный постреволюционный передел собственности. Правоохранительные и контролирующие органы явно не справляются с поставленной политиками задачей доказать преступное происхождение капиталов бизнесменов, которые попали в опалу. Даже Дмитрий Фирташ, который был арестован в Австрии, продолжает заниматься бизнесом и играть значительную роль в Украине.

В целом можно констатировать: Майдан не привел к ломке традиционной модели власти, основанной на доминировании финансово-промышленных групп. Вряд ли ситуация изменится и после выборов президента, победителем которых стал еще один украинский олигарх Петр Порошенко.

Все на выборы

После президентских выборов страна, скорее всего, столкнется с новым витком политического кризиса. Виной тому — амбиции главных игроков и очевидные недостатки Конституции-2004. В 2004 г. текст Основного закона был компромиссом между ведущими политсилами, но мало учитывал сложившиеся в стране политические традиции и привел к полной разбалансированности системы власти в 2005‑2010 гг. Заложенные в Конституции конфликты между президентом и премьером обязательно обострятся с новой силой после победы Петра Порошенко. Последнему придется столкнуться с фактической неподконтрольностью Кабмина в условиях, когда избиратели будут требовать принятия кардинальных решений по реформированию страны и выводу ее из экономического и политического кризиса.

Важно отметить, что утвержденная парламентом программа деятельности Кабмина гарантирует Арсению Яценюку годовое пребывание в кресле. Это наряду с желанием команды Порошенко увеличить свое влияние на исполнительную власть не оставляет выбора президенту. Кабмин Яценюка будет отправлен в отставку после досрочных парламентских выборов, проведение которых уже анонсировал Порошенко. Это голосование, совместно с запланированным принятием новой Конституции, даст возможность уже осенью сформировать совершенно новую систему власти в стране. Впрочем, из‑за неготовности главных игроков кардинально менять правила игры в политике и экономике она вряд ли будет намного лучше существующей.

 

Прямая речь

Константин Бондаренко,

председатель правления Института украинской политики

Парламентская коалиция формально есть, притом что ее нет фактически. Кабмин сформировала не коалиция, как должно было быть по идее, а лишь «Батьківщина» и «Свобода», хотя обе политические силы в сумме не имеют парламентского большинства. УДАР, депутатские группы и отдельные парламентарии остаются при своих интересах. Разве можно говорить об устойчивости подобного союза? Он ситуативный. Второпях организаторы коалиции не подписали даже скрепляющий ее документ — коалиционное соглашение.

Коалиция включает депутатов, идеологически далеких от друг от друга: тут тебе и неоднородная «Батьківщина», и националистическая «Свобода», и депутаты, отколовшиеся от фракции Партии регионов. Конечно, роль перебежчиков вспомогательная: они дают голоса за нужные власти законопроекты. Но именно эти люди являются наиболее уязвимой частью этой коалиции. В любой момент они могут взбунтоваться. Шок от победы Майдана уже проходит. Осознавая свое значение для коалиции, они начинают демонстрировать свои аппетиты. В качестве иллюстрации подойдет организатор депутатской группы «Экономическое развитие» и бывший регионал Виталий Хомутынник.

Не все однозначно и с популярной сейчас темой влияния экс-премьера Юлии Тимошенко на нынешнюю властную команду. Оно сравнимо с синусоидой и в данный момент уменьшилось. Но о факторе Тимошенко все помнят и не спешат сбрасывать ее со счетов. Многое будет зависеть от результата президентских выборов и от того, как будет вести себя Тимошенко в случае проигрыша или выигрыша. Попытки Юлии Владимировны влиять на процессы управления страной — это ее естественное состояние. И неважно, какую должность Тимошенко занимает (а может, вообще не занимает). Мы прекрасно помним, как она пыталась управлять страной из колонии. Она настолько живет вопросами политики и властью, что, каким бы ни было отношение к ней общества, она все равно останется влиятельным политическим игроком. Когда с гневом восклицают: мол, Тимошенко пытается управлять из‑за кулис, это не упреки, а простая констатация факта.

Отдельно об украинских олигархах. Одни ведут борьбу за выживание, другие — за собственность и ресурсы. Еще одно проявление нынешней нестабильности — под шумок заняться дележом пирога. Можно еще поиграть в правителей, как днепропетровский губернатор Игорь Коломойский, который позволяет себе сегодня что хочет. Киеву он не подконтролен, скорее столица его слушается.

Многие ждут результатов выборов, видя в них некий рубеж. Новоизбранный глава государства несомненно раскрутит маховик политической борьбы. Не исключено, что он будет инициировать переизбрание парламента, а это означает закат звезды Турчинова, у которого останется лишь статус спикера. Чтобы удержаться на плаву, Турчинову нужно будет превратиться в славившегося своей гибкостью спикера Александра Мороза или в того же Владимира Литвина. А нынешний председатель парламента не так искушен в политике, как Мороз, и намного более честен перед самим собой, чем Литвин.
А вот у Яценюка шансы остаться в первой шеренге получше. Победитель президентской гонки Петр Порошенко еще во время предвыборной кампании пообещал, что не будет копать под премьера Яценюка. Посмотрим, как он это выполнит.

(общался Денис Рафальский)

Завантаження...
Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама