Интересы

наука

Спасительная мутация: действительно ли человечество может избавиться от ВИЧ

6254
Спасительная мутация: действительно ли человечество может избавиться от ВИЧ

Вирус иммунодефицита человека (ВИЧ) — заболевание, на поздних стадиях переходящее в СПИД (синдром приобретенного иммунодефицита) и пока не поддающееся излечению. Он вызывает деградацию иммунной системы человека, что приводит к смерти от любого обычного заболевания. По данным ВОЗ, в 2017 году в мире жило более 35 млн ВИЧ-инфицированных, за год умерло около миллиона. Болезнь вышла за пределы традиционных групп риска, вроде инъекционных наркоманов, а одна из самых типичных ситуаций диагностирования ее — профилактический осмотр, предписываемый беременным женщинам при постановке на учет.

Пожизненное лечение

Вместе с тем ВИЧ перестал быть смертельной болезнью и перешел в ранг хронических благодаря изобретению высокоактивной антиретровирусной терапии (ВААРТ). Комбинированные препараты блокируют развитие вируса на нескольких стадиях, позволяют снизить вирусную нагрузку у больного и дать возможность иммунной системе восстановиться. Сложность заключается в том, что эту терапию нужно применять в течение всей жизни — как только она прекращается, вирус возвращается. Кроме того, препараты дороги, ВИЧ — табуированная тема, и зачастую больным сложно обратиться за помощью, то есть публично признать свой статус. Все это вкупе с бедностью многих африканских и азиатских стран, где распространен ВИЧ, не позволяет остановить эпидемию. По плану ООН «90–90–90», к 2020 году нужно, чтобы 90% людей, живущих с ВИЧ, знали свой диагноз, 90% из них получали антиретровирусную терапию и 90% имели неопределяемый уровень вируса в крови.

Так как на этом пути масса социально-экономических барьеров, ученые не оставляют надежд найти более надежный и не требующий пожизненной работы с пациентом метод борьбы с ВИЧ. Одно из направлений — разработка вакцины, которая могла бы дать организму необходимые антитела. Научно-популярные сайты периодически пишут о прогрессе в этой сфере, однако пока вакцины нет. Другое направление — генетика. Дело в том, что довольно значительная доля человечества устойчива к ВИЧ. Эти люди отличаются мутацией в так называемом гене CCR5 — так, в Европе к ВИЧ устойчиво около 1% населения: вирус может присутствовать в их крови, но не может взаимодействовать с рецептором на поверхности клеток, которые иначе стали бы его жертвами. Такие люди могут даже быть переносчиками ВИЧ, но сами не болеют. И ученые ищут возможности «снабдить» людей полезной мутацией.

Недавно ее использовал — очень в лоб и не совсем законно — китайский генетик Хэ Цзянькуй. Он напрямую генетически модицифировал несколько человек — на стадии эмбрионов, — чтобы сделать их невосприимчивыми к ВИЧ. Двое из них — близнецы Лулу и Нана — уже родились, что вызвало шквал критики как в Китае, так и в мировом научном сообществе. Но можно «привить» нужную модификацию заболевшему человеку уже во взрослом возрасте. Например, пересадить ему костный мозг устойчивого к ВИЧ донора.

Открытие было сделано, как часто бывает, случайно. В 2007 году американца Тимоти Рэя Брауна, ставшего известным в литературе как «берлинский пациент», лечили от лейкемии и ВИЧ в столице Германии. Ему трансплантировали клетки костного мозга, и у подходящего донора была как раз «нужная» мутация. Трансплантация костного мозга — один из распространенных способов борьбы с лейкемией. Но в результате этой операции к 2009 году в крови Брауна исчез и ВИЧ. До сих пор этот случай оставался единственным и потому вызывал сомнения.

Контрольное излечение

И вот в журнале Nature вышла статья, внушающая большие надежды. Международная группа ученых, работающая в Лондоне, пересадила костный мозг донора пациенту, больному ВИЧ и Ходжкинской лимфомой и смогла добиться исчезновения вируса (хотя авторы статьи и предпочитают говорить не об излечении, а о ремиссии). В большом проекте по этой теме всего участвуют 40 пациентов.

Попытки вылечить ВИЧ путем трансплантации костного мозга предпринимались и ранее, но не приводили к успеху. Найти подходящего донора очень сложно даже для борьбы с раком: необходимо совпадение по ряду генетических маркеров. А если нужно лечить от ВИЧ, то эти же совпадения нужно искать только в пределах того процента населения, у которого есть две копии мутантного гена CCR5. Кроме того, на «приживаемость» влияет масса факторов, включая состояние иммунной системы больного. Все это делает метод очень дорогим и сложным, что возвращает нас к известной проблеме — большинство ВИЧ-инфицированных живут в бедных странах.

Вместе с тем фундаментальное значение этой работы очень велико: вирус, считавшийся неизлечимым, побежден. Это открывает возможности оптимизации предложенного метода, поиска других, более экономичных путей для его массового применения. В частности, может ускориться развитие генной терапии — попыток «поправить» ген у взрослых больных ВИЧ. Такие работы имеют больше шансов и на благосклонность этических комиссий: в отличие от китайского опыта, когда генетическая модификация защищала еще не родившихся людей от предполагаемой будущей угрозы, больных ВИЧ будут лечить от болезни, которая иначе убьет их. А это совсем другое соотношение риска и пользы.

Источник

Комментарии (0)
Для того, чтобы оставить комментарий, Вы должны авторизоваться.
Гость
реклама
реклама
Павел Вернивский
Украина строит аграрную экономику и тот рост, что мы сейчас наблюдаем, это все, на что эта экономика способна. Предпосылок для ускорения этого роста нет и, к сожалению, не предвидится. Страна проедает большую часть капитала, чем фактически убивает все перспективы будущего развития. Ещё хуже, что страна с каждым годом увеличивает свою зависимость от внешних займов, которые так же уходят на проедание. Ещё проблема нашего государства в том, что ему нужно выплачивать с каждым годом все больше и больше средств, которые могли быть потрачены на развитие. Помимо этого, сама аграрная экономика более нестабильна, чем промышленная, так как цены на продукцию постоянно меняются, что делает невозможным прогнозирование любых доходов, при этом расходы на обслуживание внешних кредитов являются более постоянными. Вот по этой причине я довольно пессимистично отношусь к результатам реформ.